Землячество Ростовчан
«Донская станица» (don-zem.ru)

 
БЕЗРАДОСТЕН ДОН БЕЗ СУХОГО ВИНА...
 
    popov
 
Почётный гражданин Токио, Сеула и штата Мэриленд (США), Гавриил Попов родился на Дону в 1936 году. Окончил школу в станице Персиановка, что под Новочеркасском, затем - экономический факультет и аспирантуру МГУ. В 1989 году профессор Гавриил Попов вместе с Ю. Афанасьевым и Д. Сахаровым стал сопредседателем Межрегиональной депутатской группы – первой официальной оппозиции КПСС. В 1991 году был избран председателем Моссовета и первым постсоветским Мэром Москвы…
    
     Наша беседа с Гавриилом Поповым началась с традиционного для этой рубрики вопроса – что же такого особенного есть в донском характере, что позволяет добиваться немалых жизненных высот, сохраняя при этом дружелюбие, оптимизм, открытость… У Гавриила Харитоновича по этому поводу своя точка зрения:
      — Уровень развития жителей Дона значительно выше среднероссийского. Во всех отношениях. Но особенно – в общежитейском плане, в знании ситуаций реальной жизни.
     Дон ведь прошёл очень сложные повороты судьбы. В отличие от некоторых российских регионов, где последние 500 лет ничего особого не происходило, нашим землякам вольно или невольно приходилось во всём участвовать – как на Дону, так и за его пределами. С этим, в том числе, связан и очень разнообразный национальный состав, и прочие исторические переплетения. Короче говоря, люди очень интересные, и средний их уровень весьма и весьма высок.
      Второй существенный, на мой взгляд, фактор — это исторические традиции Дона, прежде всего, экономической и политической независимости. Здесь никогда не нуждались ни в чьих подачках, подкормках, поддержках. Жили своим трудом, всего хватало. Вывозили, когда оставалось, а оставалось почти всегда. Это делало жителей Дона экономически самостоятельными.
      Да и в политическом плане донская область всегда была относительно независимой структурой в России. Имела самоуправление, но никогда не имела полиции, фискально-принудительных органов. Здесь жили люди, которые элементы своей демократии с детства чувствовали на себе. Они избирали атамана, если надо, они могли собраться на круг и кого-то отлупить нагайками. Но это всё были самостоятельные решения, без посторонних вмешательств. Эти элементы демократизма и свободолюбия на бытовом уровне всегда выгодно отличали жителей Дона, воспитывали в них презрение к холуйству, неприятие рабской психологии. Всё это для нас характерно.
      — Гавриил Харитонович, часто вам приходится бывать на Дону?
      — Ну конечно, у меня ж там похоронены близкие, у меня там сейчас живут двоюродные братья, сестра, племянники. Так что родственные связи сохранились, и я при любом удобном случае там бываю.
      — И как вам видятся тенденции развития исторической родины? Как сочетаются присущие, на ваш взгляд, независимость и свободолюбие с сегодняшними реалиями донской жизни?
      — Видите ли, дело в том, что жители Дона были объектом самых жесточайших репрессий – начиная с расказачивания, когда было вырублено чуть ли не всё мужское население. Потом совершенно дикая коллективизация. Потом политические репрессии, когда уничтожали тех, кто остался. Ведь продолжалось всё вплоть до бойни в Новочеркасске в 60-х. После такого «внимания» у людей особого доверия к власти и особого желания с ней сотрудничать нет.
     Да и власть ведь тоже ничего не сделала для того, чтобы люди почувствовали в ней что-то своё. Наоборот, все эти 15 лет только и делала, что доказывала людям, насколько она для них чужая.
      Это, конечно, если говорить на бытовом уровне. А в более общем смысле – в России после революции августа 1991 года победила партия коммунистических реформаторов. Народно-демократический путь развития реформ был фактически отвергнут, мы вступили на путь номенклатурно-олигархического перехода к постиндустриальному обществу. И народ понимает, что сломить здесь сейчас ничего нельзя. Если даже и выберешь кого-то достойного, этот человек всё равно ничего не сможет изменить. Если будет в Думе – его не пустят к трибуне, если в исполнительной власти – к реальным рычагам управления и т.д.
      Ещё один существенный фактор сложившейся в Ростовской области ситуации состоит в том, что базисные основы новой жизни на Дону особого развития не получили. В позапрошлом году мы с сыном плавали по Дону, я хотел показать ему места, где когда-то рос. Меня поразило, насколько безрадостно всё. Даже моя родная Пухляковка, которая всегда была сплошь покрыта виноградниками... Мы там сухого вина не смогли купить! Всё вырублено со времён горбачёвской борьбы с пьянством. Но с тех пор прошло-то 20 лет! Сколько садов можно было вырастить?!..
      То же самое с малым бизнесом. И он не получил достаточного развития. Хотя уж Ростов-то всегда был предприимчивым, даже в коммунистические времена люди ухитрялись делать свой маленький бизнес. Сейчас же бюрократическая мельница всё перемалывает. А народ у нас опытный, он всё это знает, понимает, чувствует. И если молчит – значит, ещё время не пришло.
      Донцы поднимутся, только когда их сильно прижмут. Но тогда это будет очень серьёзно. И то, что в области формируется движение за отставку Чуба, это не случайно.
      — Гавриил Харитонович, вопрос вам как профессионалу: что можно считать самой большой удачей в экономической политике нынешнего правительства, а что – самой большой неудачей?
      — Я вижу одни только неудачи. Но есть везение в виде высоких цен на нефть. Счастье, свалившееся на голову ни с того ни с сего. Но сами-то они ничего не делают. Более того, и это везение не могут использовать по-настоящему. Потому что России надо было по крайней мере три дела сделать: во-первых, немедленно рассчитаться по всем долгам; во-вторых, решить вопрос с повышением социального уровня старшего поколения, в-третьих, развить отрасли, которые определят будущее страны – научно-технический прогресс. Ни одна из этих задач не реализована. Так что я никаких удач не вижу.
       Больше того – я могу сказать, что если цены на нефть, не дай Бог, изменятся, то потребуется два-три года, чтобы проесть то, что накоплено. А потом будет, как у Горбачёва. Он тоже два-три года проедал накопленное раньше, а потом вдруг выяснил, что везде надо платить, а казна пуста. Так что я вижу не успехи, а, наоборот, большие проблемы.
      Другие аспекты внутренней политики тоже оптимизма не внушают. Отсутствие реальной оппозиции, фактически однопартийный парламент, отмена губернаторских выборов...
       А международные дела? То, как суетливо мы повели себя с Украиной – просто позор. Отношения с другим ближайшим соседом и естественным союзником, Белоруссией, постоянно испытываем на прочность. В отношениях с Америкой никакой последовательности: то мы дружим, то начинаем мелко ёрничать в стилистике «холодной войны»… Большая страна, претендующая на роль великой державы, так себя не ведёт.
       — Тогда в чём вы видите сегодня свою задачу?
       — По мере сил участвую в демократическом движении. Но я не имею никакого отношения к правым, поскольку считаю, что они несут прямую ответственность за проигранную революцию 1991 года. Естественно, не имею никакого отношения к левым. Я больше тяготею к социал-демократам, членом политсовета которых являюсь, но нынешнее их руководство не смогло найти правильной политической линии. Социал-демократы должны идти с народом, а не подпевать Кремлю.
        — А чем любите заниматься в оставшееся свободное время?
        — Любимое занятие – пчеловодство. Кроме того, люблю путешествовать. В прошлом году был на Тибете, а в позапрошлом – на Северном полюсе, обошёл на ледоколе вокруг земной оси, по всем меридианам. Одно из самых острых впечатлений — в какую сторону ни повернись, везде юг…
 
 
 
25 марта 2005г., сайт 7С

Раздел: Это интересно Опубликовано: 05 08, 2017

Присоединяйтесь к нам
в соц-сетях